В Башкирии больше нет эстонцев

300px-USC_RASПо данным опроса, проводимого институтом этнологических исследований при уфимском центре РАН, в Башкирии почти не осталось эстонцев. Эта процветающая когда-то диаспора прекратила свое существование вместе с исчезновением зажиточных хуторов, хотя не так уж и давно (73 года назад) именно в Уфу был отправлен глава Эстонской республики Константин Пятс, поскольку, по одной из версий, в этом городе находилась самая большая в Союзе диаспора эстонцев.

Сейчас от многочисленной диаспоры осталось 219 человек, проживающих в Башкирии. Историки считают, что эстонцы и латыши появились в Башкирии в конце 19 века, поскольку на родине они лишились своих земель. Большой популярностью у прибалтов пользовались Белебеевский и Бирский уезды (ныне Пермский край). Массовый наплыв жителей Прибалтики можно объяснить также тем, что местные банки выдавали им ссуду на покупку земель. В советское время на Урале также селились прибалты, но большей частью они были депортированными. Свободные переселенцы были только в Башкирии.

Отметим, что судьбы двух этих этносов на территории республики Башкирия не схожи, поскольку латыши сохранили в республике национальные деревни, велика и их диаспора. Начиная с 1893 года (основание первого поселения – Крымский хутор) эстонцы активно селились на территории Башкирии (насчитывалось более 10 эстонских деревень). Нужно отметить, что их деревни существенно отличались от русских: эстонцы селились хуторами, между которыми были земельные наделы, деревня состояла из 10 таких небольших хуторов. Таким деревням эстонцы давали свои имена (Тигазино, Калев, Койт и т.д.) Эстонские деревни также располагались в Бийском и Серлитамакском уезде.

Эстонцы и латыши развили бурную деятельность в Башкирии: они выращивали пшеницу, просо, рожь, гречиху, разводили скот, получая масло, сыр, мясо. То, что они привыкли к конкурентному рынку, сделало эстонскую диаспору самой богатой в республике. Также прибалты первыми стали машинизировать производство, что также внесло свой вклад в их обогащение. Почти все крестьяне, работающие в эстонских деревнях, были образованными (знали арифметику, грамоту и тексты священного писания). Активное воздействие прибалтов чувствовалось и в духовной жизни республики: вместе с собой эстонцы привезли лютеранскую веру, построили церкви.

Проблемы начались в 1939 году, когда официально было запрещено преподавать на эстонском, немецком и латышском языках. После этого эстонцы боялись называть свою национальность. В годы довоенной независимости Эстонии после объявления свободной смены гражданства эстонцы хлынули на родину. Доктор исторических наук Ранус Садиков объясняет это тем, что начались разруха и гражданская война, голод и экспроприация. Кстати, после коллективизации многие эстонские хутора также прекратили свое существование, несмотря на то, что власть хорошо приняла дисциплинированных эстонцев. В 70-90, когда Эстония была частью СССР, почти все эстонцы беспрепятственно вернулись на родину. Сейчас от эстонских хуторов остались только фундаменты. Процент вероятности возвращения эстонцев в Башкирию ничтожно мал, поскольку их больше привлекает цивилизованный Запад.

Comments are closed.